Сведения об образовательной организации
Ректорат
Ученый Совет
Институты
Программа стратегического развития
Доступная среда
Филиалы
Музейный комплекс
Сведения о доходах
Ботанический сад
Санаторий-профилаторий
Наш университет
Документы
Противодействие идеологии экстремизма и терроризма
Многопрофильная инженерная олимпиада «Звезда»
Олимпиада по биологии
Межотраслевой институт дополнительного образования (МИДО)
Центр содействия трудоустройству выпускников и практической подготовки студентов
ЦКП «Возобновляемые ресурсы, источники энергии, новые материалы и биотехнологии»
Научно-производственный центр
Библиотека
Колледж автоматизации лесопромышленного производства
Карта сайта
Контакты
Главная | Почта | English | Версия для слабовидящих

ГЕРБАРИЙ ИМЕНИ И. П. БОРОДИНА САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОго ЛЕСОТЕХНИЧЕСКОго университета

Т. В. Крестовская, канд. биол. наук, ст. науч. сотр.,
А.. Ф, Потокин, зав. лаб. ботаники и дендрологии,
Ю. В. Титов, д-р биол. наук, проф.

Россия и другие страны бывшего СССР располагают значительным числом ботанических гербарных коллекций (более 230), однако по количеству образцов лишь немногие из них могут быть причислены к разряду ведущих. Согласно данным международной конференции («Preservation of botanical collections»), проводившейся в декабре 1993 г. в Санкт-Петербурге (под эгидой Юнеско), в России к числу наиболее крупных и важных относятся лишь 9 гербариев. Среди них, например, такие крупнейшие, как Гербарий сосудистых растений Ботанического института им. В. Л. Комарова РАН (более 6000000 образцов), которым присвоен ранг «мировых» («World herbaria»), и некоторые другие не столь значи­тельные по объему, отнесенные к разряду «национальных и больших региональных Гербариев» («National and big regional Herbaria»). Гербарию кафедры ботаники и дендрологии ЛТУ, насчитывающему порядка 150000 образцов сосудистых растений, присвоен ранг «национального Гербария» и его по праву можно считать одним из значительных по объему в России.

О значении гербарных коллекций для науки говорить не приходится, ибо известно, «что ни одна серьезная научная работа в области систематики растений, а отчасти также ботанической географии, геоботаники, палеоботаники и др., не может считаться выполненной на высоком уровне, если она игнорирует материалы Гербария» (Липшиц, Васильченко, 1968).

В настоящей статье мы хотели бы коснуться исторических сведений о Гербарии ЛТУ, охарактеризовать его современное состояние, а также затронуть перспективы его дальнейшего развития.

К сожалению, нам не удалось установить точную дату возникновения Гербария. Какие-либо сведения о нем до середины XIX в. в архиве ЛТУ отсутствуют. Годичные отчеты «Известия Императорского Лесного Института» начали публиковаться лишь в 60-х годах прошлого века. Вероятно, становление Гербария произошло где-то в первой половине XIX в.

Его история тесно переплетена с историей кафедры ботаники и дендрологии (прежде — ботанический кабинет). Среди ее заведующих следует особо выделить выдающегося ботаника профессора, действительного члена Академии наук Ивана Парфеньевича Бородина (1847—1930), заведовавшего кафедрой с 1869 по 1904 гг. По окончании 35-летнего срока заведования И. П. Бородин опубликовал подробнейший отчет о своей деятельности в «Известиях Императорского Лесного Института» (1905), в котором мы можем найти массу интересных сведений о деятельности ботанического кабинета той поры.

Что касается данных о Гербарии, то как из отчета, так и из более ранней работы И. П. Бородина (1893) следует, что вся гербарная коллекция состояла из двух крупных разделов: «Общий Гербарий» и «Русский Гербарий». Такое деление сохранилось и до наших дней. Общий Гербарий (мировой флоры) размещался в шкафу с 252 отделениями и насчитывал около 70 тыс. образцов и не менее 15000 видов. Растения помещались в обложки (рубашки) ; в каждой ячейке шкафа около 90 рубашек (формата 43X27 см). К сожалению, до сих пор этот гербарий практически не смонтирован, за исключением некоторых родов, таких как Ribes, Ulmus, Tilia, а также некоторых злаков, посылавшихся специалистам-систематикам по их просьбе для обработки. Не смонтированные образцы, хранящиеся в обложках, располагаются на бумаге разных цветов; цвет бумаги указывает на географическое место происхождения каждого экземпляра. Так, буроватая бумага использовалась для западно-европейских, синяя — для азиатских, сероватая — для американских, светло-желтая — для африканских и светло-зеленая — для австралийских растений. Такого рода цветовая дифференциация не затронула, однако, сборов, поступивших в Гербарий до заведования Бородина, к тому же в настоящее время эти цвета уже достаточно выцвели и не несут должной «сигнальной» информации.

На каждой обложке внизу слева карандашом (большей частью рукой И. П. Бородина), было указано латинское название растения с именем автора. Для растений европейской флоры под названием вида ставилась цифра, под которой данный вид был приведен в «Conspectus florae europaea» Нюмана (с пометкой и в самом «Конспекте»; тем самым «Конспект» являлся своего рода каталогом). Для растений неевропейских стран были сделаны ссылки на «Prodromus» Декандолля и на «Flora orientalis» Буасье. Первоначально Общий гербарий был расположен по системе Бентама-Хукера, затем заменен системой Энглера, причем реформа коснулась не только семейств, но и родов. Впоследствии при Бородине в «Общем Гербарии» в систематическом порядке располагались только семейства, роды же в каждом семействе, как и виды того же рода, располагались в строгом алфавитном порядке. За такого рода «бессистемность» ратовал сам Иван Парфеньевич, объясняя это «громадным практическим удобством алфавита», и готов был распространить его даже на семейства. Это и было впоследствии проделано его преемником, и теперь все растения в Общем и Русском гербариях (включая семейства, роды и виды) располагаются в алфавитном порядке. Можно спорить о достоинствах и недостатках такого рода подхода,, но следует указать, что в подавляющем большинстве гербариев в основном придерживаются систематического принципа, распо­лагая растения в соответствии с нумерацией родов в труде Далла Торре и Гармса (Dalla Torre, Harms, 1907) применительно к системе А. Энглера или пользуются индексом Дюрана (Durand, 1888) применительно к системе Бентама—Хукера. Так что расположение в алфавитном порядке, принятое в Гербарии ЛТУ, можно считать преемственностью традиций школы Бородина.

Основу Общего Гербария составили следующие коллекции:
— «Herbarium universale» — 3377 видов в 30 папках, подарен Траутфеттером. Некоторые образцы датированы 1833 годом.
— «Общий алфавитный гербарий» в четырех папках, собран неизвестным автором, неизвестно где и когда.
— «Iter mexicanum» 1841 —1843 гг., собран Карвинским, в четырех больших папках, 1088 видов.
Кроме того, в состав «Общего Гербария» входил ряд коллекций, собранных на различных континентах:
Западная Европа. Из 32 коллекций, которые представляют этот регион, можно отметить три наиболее крупные:
— Baenitz. Herbarium europaeum. 1887, 1893, 1896—1900 гг. 2300 экз.
— Magnier. Flora selecta exsiccata. 1882—1897 гг. 4137 экз.
— Toepffer (Brandenburg). 1882, 1883 гг. 2217 экз. Америка. 7 коллекций, более 7800 экз. Наиболее крупные:
— Curtiss. North American Plants. 1882—1887 гг. 1315 экз.
— Eggers, Baron. Flora exsiccata. Indiae occidentalis. 1882— 1883 гг., 1887 r. 1132 экз.
— Pringle. Plantae mexkanae. 1886—1892 гг. 3029 экз. Азия. 5 коллекций— 1687 экз. Наиболее крупный:
— Bornmuller. 1890—1891 гг. Всего — 618 экз.
Африка. 5 коллекций, более 2600 экз. Наиболее крупные:
— Debeaux. Алжирские растения (Оран). 1885 г. 539 экз.
— Schlechter. Plantae Schlechterianae: Растения Капской области. 1894—1895 гг. Около 600 экз.
Русский гербарий отдельно от Общего гербария стал создаваться с 1885 г. К этому моменту Русский гербарий насчитывал всего около 4500 образцов. По описи 1868 г. в него входило 14 коллекций различных авторов. К 1904 г. Русский гербарий уже насчитывал 5260 видов и около 40500 экземпляров. В него входили коллекции из различных регионов России.
Европейская Россия. 69 коллекций (из них треть собрана студентами Лесного института). Наиболее крупные:
— Бородин. Новгородские растения. 1895—1903 гг. Более 800 экз.
— Боссе. Бессарабские и Одесские растения. 1881—1884 гг. 1578 экз.
— Графф, фон. Екатеринославская флора. 1850—1860 гг. Несколько тысяч экз.
— Мейнсгаузен. Herbarium Florae Ingrice. 1000 экз.
— Herbarium plantarum diaphoricarum florae Ingrice (Гербарий лекарственных растений петербургской флоры). 530 экз.
— Пуринг. Растения Царства Польского. 1898, 1901 гг. Более 800 экз.
— Сукачев. Курские растения. 1000 экз. Крым. 12 коллекций, из них наиболее крупные:
— Гольде. Около 1000 экз.
— Пуринг. 1900 г. Около 400 экз.
— Федосеев. Растения южного берега Крыма. 1896 г. Около 400 экз.
Кавказ. 20 коллекций. Наиболее крупные:
— Алексеенко. Более 500 экз.
— Буш. 1894—1896 гг. Более 400 экз.
— Виноградов—Никитин. Растения Ахалцихского лесничества. Более 2000 экз.

Сибирь. 20 коллекций. Наиболее крупные:
— Бородин. Растения Иркутского округа. 1902 г. 1573 экз.
— Каро. Plantae Dahuricae. 1895 г. 408 экз.
— Plantae amurenses etc. 1902 г. 442 экз.
— Краснов. Алтайские растения. 1883 г. 375 экз. Средняя Азия. 7 коллекций. Наиболее крупные:
— Берг. Растения с берегов Аральского моря. 66 экз.
— Кушакевич. Растения из Зонгории. 1896 г. 194 экз.
— Регель. Туркестанские растения. 1886 г. Более 100 экз.

Кроме Общего и Русского отделов гербария И. П. Бородин в своем отчете дает информацию о Криптогамическом гербарии. В него входили коллекции мхов, грибов, лишайников и водорослей. В настоящее время этот гербарий находится в отдельном шкафу, однако материал в нем расположен не по системе, для упорядочивания он нуждается в просмотре сцециалистов-бриологов и лихенологов.

Для Русского гербария С. К. Федосеевым в 1894 г. был составлен каталог. Гербарий располагался в шкафу с 252 ячейками. И так же, как в Общем гербарии была использована система цветной бумаги для обозначения географического места происхождения образцов. Буроватая — Европейская Россия, лимонно-желтая— Крым, белая — Кавказ, серая — Сибирь, синеватая — Средняя Азия. Сначала гербарий был расположен по системе К. Ледебура, затем его разместили по системе И. Шмальгаузена, позже в алфавитном порядке.

Пополнение гербарных фондов происходило различными путями. Часть гербарных образцов, как уже упоминалось выше, собирали и монтировали студенты во время летних практик. Об этом свидетельствует один из пунктов программы для летних занятий 1—2 классов, утвержденной 11 июня 1858 года: «В дождливые дни воспитанники зажимаются составлением гербария Лесного и межевого института». Кроме того, практиковались командировки лучших студентов для сбора коллекций (Буша, Пуринга и Афанасьева на Кавказ, Федосеева в Крым, Родда на Урал и др.). По мнению И. П. Бородина, эти командировки доставили Ботаническому кабинету немало ценного материала.

Помимо этого Гербарий пополнялся за счет пожертвовании от учреждений и частных лиц. Императорский Ботанический сад подарил значительную часть своих дублетов, Лесное общество пожертвовало Ботаническому кабинету огромный гербарий фон Графа. Из частных пожертвований можно отметить Violae exsiccatae. Ш. Беккера, пожертвована кабинету В. Н. Сукачевым, редкие растения Сицилии Тинго, пожертвована ф. Н. Алексеенко, и многие другие.

Пополнение гербарных коллекций также осуществлялось за счет обмена. Наиболее активно обмен происходил с Юрьевским (Тартусским), Киевским и Томским университетами. Кроме того, ежегодные отчеты на страницах Ежегодника СПб Лесного инсти­тута свидетельствуют о том, что Ботанический кабинет покупал гербарные образцы и коллекции. Например, в отчете за "1885 г. сказано: «Важнейшие приобретения отчетного года: 9 гербариев на сумму 369. рублей...». Такая информация есть почти в. каждом номере Известий Императорского Лесного Института.

Очевидно, что наиболее активное пополнение гербарных коллекций и работа с ними происходили в период работы на кафедре ботаники И. П. Бородина и его помощников — Н. А. Монтеверде, В. А. Траншеля, Л. А. Иванова, В. И. Любимова. В это же время в Ботаническом кабините выполнен ряд работ по систематике Н. И. Пурингом, С. К. Федосеевым, В. Н. Сукачевым и др. В «Историческом очерке развития Санкт-Петербургского Лесного института (1803—1903)» (1903) говорится: «Ботанический кабинет института был обогащен большим собранием гербарного материала, который по систематизации и обработке его составил гербарий русской флоры, являющийся единственным в своем роде».

В своем отчете на страницах Известий Императорского Лесного Института (1905 г.) И. П. Бородин упоминает о существовании списков и каталогов гербарных коллекций, поступающих в Ботанический кабинет. Однако в настоящее время на кафедре ботаники их обнаружить не удалось. Очевидно, при перемещении кафедры ботаники эти списки и каталоги вместе с кафедральной библиотекой были переданы либо в архив, либо в библиотеку Лесотехнической академии. Они могли бы помочь более точно установить время появления гербарных коллекций на кафедре и их состав.

Кроме того, нам пока не удалось найти никакой обобщенной информации о состоянии коллекций в период с 1905 по 1993 гг., хотя пополнение гербарных коллекций и работа с ними продолжались. Об этом свидетельствуют обнаруженные нами довольно обширные коллекции, не указанные в отчете И. П. Бородина. Вообще же следует указать, что за время своего существования кафедра ботаники (ботанический кабинет) претерпела несколько реорганизаций (разделяясь на дочерние кафедры), пережила несколько пожаров, во время войны в академии размещался военный госпиталь. Удивительно, что Гербарий вообще сохранился.

Новый этап восстановления и инвентаризации гербарных коллекций начался с февраля 1993 г. В результате работы удалось выяснить структуру коллекции. В целом она совпадает с делением, существовавшем при И. П. Бородине. Весь гербарий делится на пять основных разделов: гербарий отечественной флоры — 135 семейств, 1068 родов, 51 840 образцов; гербарий мировой флоры — 230 семейств, 36 450 образцов; дендрологический гербарий — 75 семейств, 276 родов, 7800 образцов; гербарий родов Salix и Populus — 7680 образцов; учебный гербарий — 9000 образцов.

В период написания отчета И. П. Бородиным Общий гербарий был значительно многочисленнее Гербария русской флоры. Часть образцов, территориально относящихся к России, из Общего гербария была перенесена для формирования Русского. Кроме того, Русский гербарий пополнялся более поздними сборами, о чем мы можем судить по образцам, которые довольно часто встречаются в Гербарии Отечественной флоры (Русская флора), например: Гербарий Стебушовских высших женских сельскохозяйственных курсов из Семиреченской области Светкиной, 1915; из Архангельской губернии Шенникова, 1927; Гербарий Болотно-лугового музея Департамента земледелия из Петроградской губернии Ю. Цинзерлинга, 1914 и др.

Большая часть коллекции Гербария мировой флоры (Общего гербария) не смонтирована, нуждается в восстановлении и инвентаризации. Этот гербарий очевидно с 1905 года не пополнялся. Во всяком случае, нам не попадались образцы коллекций, не указанных И. П. Бородиным в своем отчете. Кроме коллекций, указанных в начале статьи, приведем некоторые из образцов: Buectien. Plantae Chilensis. 1903. (Poaceae); Brown. Australia. 1891. (Labiatae); Lorentz. Flora Entreriana. 1879. (Labiatae); Schimper, Abyssinia. 1891. (Leguminosae); Rigo. Balearium insula. 1885. (Caryophyllaceae); Baenitz. Flora Silesiaca. 1899, Fl. Bade-niae. 1897, Fl. Bavarica. 1898, Fl. Hanover. 1898, (Pinaceae); Bornmuller. Fl. exs. Anatolie orientalis. 1889. (Labiatae).

Дендрологический гербарий в основном представлен сборами Э. Л. Вольфа из дендросада и парка ЛТУ. В связи с этим имеется определенная специфика в этикетировании материала, часто указано лишь название вида и место сбора (т. е. парк). Кроме того, встречаются сборы других авторов. Например: Акклиматизационный отдел Главного ботанического сада. 1928 (без указания авторов);.Императорский Лесной институт, дендрологический гербарий Вольфа 1919; Herbarium dendrologicum. Darmstadt. Kochne. 1903. На каждом листе дендрогербария имеется рисунок с основными систематическими признаками вида.

Весь дендрологический гербарий занимает пять шкафов по 9 ячеек каждый. Семейства, роды и виды расположены в алфавитном порядке.
В Гербарии также имеется обширная коллекция ив и тополей, которая располагается отдельно от основных гербарных фондов. Эти материалы помещаются в четырех шкафах по 16 ячеек. В на­стоящее время коллекция расположена бессистемно. Большая часть ее не инвентаризована. Приводим примеры некоторых сборов.

По ивам:
— Herbarium Balticum. Riga. Kupffer. 1896—1904 гг. 108 экз.
— Herbarium Salicologicum. Опытный ивовый питомник в Лесном (Ленинград). 1939—1940, около 160 экз. (гибриды ив).
— Лесной институт, дендросад, парк ЛТА. Вольф. 1900— 1903 гг., около 700. экз.
— г. Саранск (Морд. АССР), Пензенская обл. Малютина. 1970—1972 гг., около 1000 экз. (виды и гибриды). По тополям:
— Дендросад Лесного Института. Вольф. 1906 г.
— Дендропитомник (быв. Регеля). Богданов. 1930—1932 гг.

Эти коллекции безусловно могут представлять несомненную научную ценность для специалистов-систематиков.
Учебный гербарий предназначен для обучения студентов ЛТУ по курсам морфологии, систематики растений, дендрологии, элементами флористики, геоботаники. Он состоит из двух основных разделов: 1) гербарий травянистых растений, 2) гербарий дре­весных и кустарниковых растений. Пополняется Учебный гербарий за счет сборов студентов и сотрудников кафедры в период летних практик.

Гербарий травянистых растений содержит около 60 семейств, из них 25 семейств задействованы в учебном процессе. В основном это растения флоры Северо-Запада и средней полосы европейской части России. В целом Учебный гербарий травянистых растений содержит около 4000 образцов.

Гербарий древесных и кустарниковых растений представлен приблизительно 70 семействами, из них в учебном процессе используется около 45 семейств. Этот гербарий представлен как видами местной форы, так и видами деревьев и кустарников из других регионов. Образцы последних, в основном, пополняются за счет сборов из парков и дендропитомников. Гербарий деревьев и кустарников содержит около 5000 образцов.

Из этих двух гербариев формируются «подборки» по темам занятий:
— наборы образцов древесных и травянистых растений по основным семействам;
— наборы образцов древесных и травянистых растений по морфологии листа, корня, цветка, соцветия, побега, почек, плодов;
— гербарий древесных растений по природным зонам: тайги, степей и т. д.

Образцы учебного гербария постоянно обновляются, так как часть его за время учебного процесса приходит в негодность.

Кроме указанных разделов в дополнительных шкафах и коробках хранится значительное количество не инсерированного материала. Это в основном сборы экспедиций различных лет из разных регионов, сборы студентов-дипломников, в том числе и иностранных, дар Ботанического института и др. Среди них считаем необходимым отметить следующие поступления.

New Zeland. Sykes, Whitaker'. 1965—1980, 41 экз. (не монтирован); Missouri Botanical Garden, Herbarium, Flora of New York State. 1918, 1932, 1939, 1974, 1975—1980, 57 экз. (дендрогербарий из Америки, не монтирован); гербарий из Непала. Деревья и кустарники. Различных авторов. 1993, 15 экз.; из Мурманской обл., Антоновой, Грушмана и др. 1946—1948, 450 экз., Сукачева, Цинзерлинга и др. 1920 (дендрогербарий), 40 экз.; из Архангельской обл., Леонтьева, Стекловой, 1930, около 40 экз.; мхи и лишайники, из Вологодской обл., Леонтьева, Дьяченко, 1929, 60 экз.; из Шлиссельбургского уезда, 1915—1918, 30 экз.; Северо-Западной экспедиции БИН АН СССР, Василевича, Филипьевой, Самбука, Бибиковой, 1977—1989, 201 экз.; из Ленинградской обл., Верт, 1960, 85 экз., Дидаренко, 1992, около 30 экз., Егорова, Дорошина, 1993, около 100 экз., Игнатьевой, 1989, 1992, 150 экз.; из Псковской обл., Ануфриева, 1913, 25 экз.; из Московской обл., Коновалова, 1927, 52 экз., Игнатьевой, 1983—1986, около 60 экз.; из Хоперского заповедника, Титова, Смирновой, 1993, около 80 экз.; из бассейнов рек Самары и Самарки (Бузулукский Бор), Сукачева и др., 1927—1928, около 90 экз., Стекловой, 1928, 70 экз.; из бассейна р. Ветлуги, Поварницына, 1926, 100 экз.; из бассейна р. Дон, Гожева, Гаеля, 1925—1927, около 500 экз., Лабаева, Гаеля, 1930, 35 экз., Гаеля, 1928, 55 экз.; из Северо-Кавказского края, Терского округа, Гожева, 1929, около.50 экз., неизвестного автора, 1928, 73экз.; из Астраханской обл., Гаеля, Останина, 1931, около 80 экз.; Корбута, 1930, 34 экз.; из Крыма, Шенникова, 1926, 48 экз.; Ганешина, 1912, 17 экз., с Кавказа, Уханова, 1929, 45 экз.; из бассейна р. Пелыма (Зап. Сибирь), Поварницына, 1927Г 84 экз.; из Горно-Колыванского МЛХ, студентки Осиновой, 1992, 86 экз.; из Канского округа, Дингельштедта, Светкиной, 1928, 63 экз.; с п/о Ямал, Тихомировой, Николаева, 1944—1948, 280 экз.; с поймы р. Таз, Титова, Потокина и др., 1990—1993, около 400 экз.; из Якутии, с берега р. Алдан, Поварницына, 1928, 170 экз.; с юз. Байкал (о. Ольхон), Тихомирова, 1914—1915, около 80 экз.; из Средней Азии, студентки Анджан, 1977, 35 экз.; с Репетекской песчаной станции, Леонтьева, 1932—1935, 1949, около 130 экз.; из Казахстана (Заилийский Алатау), Дингельштедта, Светкиной 1927, около 30 экз.; из Семиреченской обл. (из окрестностей г. Алма-Ата), студенческие сборы, 1925, 48 экз.; из Сухого Чантыря, студента Попова, 1991, 70 экз.

Еще раз хочется отметить, что недостаток информации по истории формирования Гербария затрудняет его восстановление. Кроме того, Гербарий не имеет специального персонала, поэтому работы по восстановлению и поддержанию проводятся в свободное от учебного процесса время.

Особое внимание хотелось бы обратить на тот факт, что присвоение Гербарию ЛТУ статуса «национального», абсолютно несовместимо с той ситуацией, что Общий гербарий, составляющий ядро всего Гербария ЛТУ, находится в недоступном для работы специалистов состоянии (не смонтирован), причем уже более ста лет. В связи с этим следует подчеркнуть, что изыскание финансовых средств для монтировки Гербария является первоочередной задачей. Ибо, по высказыванию Лукаса (S. Lucas) — директора самого крупного в мире Гербария в Кью, «Гербарий, который не доступен для работы — ненужный гербарий». Однако монтаж гербария — это не весь объем работ. Необходимо вести учет всех поступающих коллекций, выверку правильности определения видов и написания их названий и т. д. Хочется думать, что после того, как монтировка гербария будет завершена полностью или частично, многие специалисты-систематики, преподаватели, аспиранты, студенты старших курсов и студенты-дипломники смогут использовать для своей работы богатейший материал коллекций Гербария ЛТУ, а сам Гербарий фактически станет соответствовать рангу национального.

 

Библиографический список

1. Бородин И. П. Ботанический кабинет Императорского Лесного института в начале второго столетия его существования // Известия Императорского Лесного института. 1905. № 12. 160 с.
2. Исторический очерк развития СПб Лесного института / Под ред. Э. Э. Керн, СПб, 1903. 157 с.
3. Липшиц С. Ю., Васильченко И. Т. Гербарий СССР. Л.: Наука, 1968. 140 с.
4. Отчет о состоянии СПб Лесного института // Ежегодник СПб Ле'сного института. 1886. С. 29—30.
5. Borodin J. Die in St. Petersburg befindlichen Herbarien und botanischen Museen // Botanisches Centralblatt. Cassel und Marburg. 1893. LVI, N 51. C. 353—356.
6. Dalla Torre C. G., Harms H. Genera Siphonogamarum ad systema Englerianum conseripta. Lipsiae. 1907. 921 c.
7. Durand Th. Index generum Phanerogamorum usque ad finem 1887 promulgatorum in Benthami et Hooker! Genera Plantarum fundatus. Berolini. 1888. 723 c.

 
Официальный сайт
© Лесотехнический университет.
Все права защищены.
E-mail: info@spbftu.ru
О вузе | Наука | Обучение | Поступление | Международное сотрудничество | Студенческая жизнь